Свежие комментарии

  • Blenderxtx к записи
  • Amazonnnzlp к записи
  • Sanderyko к записи
  • Furrionsyg к записи
  • сайт к записи 15/04/15/

04.11.14.

Я сижу в аэропорту пересадки в Амстердаме, еще 6 часов времени девать некуда, а ноутбук под рукой. Цветов и Левский уже летят в Москву и будут ждать меня прямо в Диминой машине, которая там на стоянке. Дима отдал мне прихваченную из самолета бутылочку, так что творческое настроение можно попытаться включить, если включится.
От Перу большинство участников чемпионата летели одним самолетом, а здесь в Амстердаме, они уже рассеялись по своим направлениям. Настроение написано на лицах, и у большинства лица не светятся. Оно понятно: потрачено две – четыре недели времени, по карману денег, высушено по литру надежд, а итог не самый лучший. Лучший итог – у тех команд, которые имеют наибольший ресурс и имеют стабильную схему подготовки команды к выступлению на соревнованиях, плюс — имеют преемственную базу данных по разным водоемам именно для сборной команды. Я так понимаю.
Испанцы были здесь год назад, а на чемпионат приехали тремя экипажами по 3 человека, плюс еще два человека ездили на четвертой лодке и собирали данные. Экипажи работали конвейером: один или два ныряют, третий рулит без гидрокостюма. Вообще эта команда по организации дела похожа на компанию Боинг. Приборы у них отличные, лодки все с рубками и мощными моторами. Откуда взялись у них в Перу такие лодки, мы не знаем. Либо привезли откуда-то, либо купили и продали уже после чемпионата. Либо заранее арендовали в Лиме. Таких лодок в Перу не много. А мастерство и физические кондиции испанцев на высшем уровне. Несколько раз испанцы ныряли недалеко от нас, но схема их действий была совсем не наша, а такая: на большой скорости лодка подходит на точку, в воду летит буй и одновременно прыгает ласточкой охотник, который ныряет сразу, без лежки. Наши точки – это группы камней, а точки испанцев – это отдельные камни из этой же группы, которые имеют жилую квартиру, это совершенно понятно. А даже может быть, точки испанцев – конкретные рыбы, например — кабрильи, которые здесь вроде бы живут оседло и ныкаются в свои жилые камни.
Хорваты брали лодки на месте, мы даже видели раз Госпича на деревянном рыбацком баркасе, но состав команды и база сборной на том же уровне, как у испанцев. Их 3 место достойное.
Настоящие молодцы португальцы, которые не имеют такого ресурса, как испанцы, но смогли за счет своего мастерства и знания океанских законов занять почетное 2 место.
У греков молодая команда, и для них эта акватория – не самое лучшее место, т.к. сама Греция лежит не на океане, а на прозрачном и теплом Средиземном море, где суть охоты другая. Другие глубины у рельефа, другое — стабильное состояние воды и другие характеры у самой рыбы. Они разведывали зону поодиночке, или в составе 2 человек экипажа.
Итальянцы наверняка расстроены 4 местом, т.к. готовились целенаправленно, заранее приезжали на месяц, а призовое место ушло. Ветеран и символ команды Бруно Де Сильвестри отбарабанил свой последний чемпионат. На разведке итальянцы ныряли в основном у прибойных мысов с резкими свалами и стенками.
Команда Перу, которая вроде считалась претендентом на что-то (в том числе еще и по выбору организаторами очень загадочной мутной и нерельефной второй акватории), на этой самой акватории вообще не стрельнула рыбу.
Чили, во главе с победителем панамериканского чемпионата Франко Боске, не стрельнули на этой акватории тех самых Лору негру, на которых рассчитывали, и которые живут в береговых прибойных закоулках. Верней, стрельнули, но только одну. Наверно, им помешала погода – слишком большая волна для охоты в плоском прибое.
«Лоро негро» переводится – черный попугай. Он грызет ракушки и прячется в турбуленции, поэтому и сохранился еще крупными особями, когда большие экземпляры других видов рыбы уничтожены. Две штуки стрельнули новозеландцы, но не в прибое, а на глубине 8-9 метров, как раз недалеко от нас с Димой, а вот был ли это итог разведанного места, или просто лоры вышли из сильного прибоя под руку удачливым новозеландцам –не известно.
Две разные по своему характеру зоны сделали два разных протокола по дням, — некоторые стрельнули хорошо на первой зоне и ноль на второй, и наоборот.
Признанных ассов глубокой охоты на этом чемпионате было немного, из них привлекал внимание Гъянкос, но еще перед чемпионатом говорили, что ничего на глубине он не обнаружил. Больше того, у него не было относительно глубоких рыб – кабрилий, наверно потому, что он выбрал неглубокую тактику, и она не совсем оправдалась. Хотя, — на тренировке мы видели его как раз на той точке, где стрельнул своего попугая новозеландец.
Из личных результатов понятны достижения всех испанцев, португальцев, хорватов, но больше всех меня впечатляет результат Лагутина, который приехал один, привез своего помощника Олега Кравченко (которого я сначала не признал, и написал про него, что в лодке Лагутина какой-то иностранец). Ресурс у Лагутина невелик, зато желания и упорства достаточно, плюс уверенность в своих силах. Со слов Олега, в решающий второй день, когда из-за условий моря большая часть мелкой зоны стала неприемлемой для охоты, Андрей взял две рыбы на месте, которое он не разведывал заранее, а пришел на него из-за более чистой воды, верней – менее мутной воды. Причем – вылежал на просвет Бур, иными словами – сарг, обитание и повадки которых здесь непростые. Ружье – пневмат 50 см с пучком на гарпуне.
Результат команды России – 13 место. Это не высокое место. Один Лагутин набрал больше процентов, чем наша команда. Второй, трудный день, оказался совсем неудачным. С другой стороны, 13 место на чемпионате Мира Россия раньше не занимала, обычное место было – третье с конца. А этот чемпионат был очень представительный – 22 нации, почти все команды полным составом с комплектом помощников.
Этот океан оказался обманным. В том смысле, что место рыбы и ее поведение не оказались понятными для нас. Говоря мы, я имею в виду ярославцев и Турухано, т.к. мы жили вместе и вместе тренировались. Стало понятно, например, то, что рыба в один из дней может быть пучком в одном месте, и потом в этом месте всегда ничего. Выбор субъекта охоты, был правильный – пентадилья, рыба, похожая на речного окуня, но с неприятным дурацким, опущенным вниз носом. Это довольно простая по поведению стайная рыба, живущая на всех глубинах, но вот зачетных экземпляров мало, обычно наибольшие особи в стае не тянут 500 грамм. Вторая наша рыба – кабрилья, похожий не судака пестрый групер, попадался в горизонте от 10 до 20 метров, чаще – на 12-15. Мы не поняли, что он оседлый (если это вообще так), и не проверяли те места, где видел их на тренировке, зря. И зря мы не работали на тренировках тот совсем небольшой участок относительной глубины, который был на второй, мелкой, зоне, на ее краю. Вообще, как оказалось, зря мы не посвятили второй день глубине, считая, что эта зона только для лежачей охоты на средней глубине.
На тренировке мы ездили впятером на одной лодке, поэтому лодка не разгонялась. Прыгали кучей в воду, и поэтому наши точки в итоге общие, или одни и те же. Наверно, это и плохо и хорошо, как посмотреть. Другое дело, что эти точки были под спокойное море и спокойную рыбу.

Тут уж пора перестать ставить «мы», т.к. за других я не ответчик, а сам я выпавший мне шанс результативного выступления на чемпионате не использовал именно потому, что поздно понял глубину кабрильи и пентадильи в этот день.
В принципе, сам факт моего выступления произошел как-то стихийно, вследствие произошедшего чисто драматургического действия с участием двух составов с разных сторон, и даже больше, чем двух составов. Не думаю, что все участники до конца поняли свои роли и довольны этими ролями, даже не уверен, что они (то есть мы все) действовали осознанно, по крайней мере, в отношении меня именно так.
Вся эта история растет издалека и на самом деле выходит за рамки отношений людей, а является отголоском отношений морали и отношений экономики. Даже — не экономики, а ее отражения в кривом зеркале действительности. Сам не пойму, что сказал, а попроще скажу как-нибудь в другой раз, когда уляжется это все внутри. Короче, — капитан команды Цветов сделал замену, вместо Ченцова на второй день я сел в лодку.
Я совсем не хотел нырять эту вторую мелкую и мутную зону, думал: если в первый день будет она, то мой шанс — в случае выхода на замену на глубокой и интересной зоне. А как получилось, что я вылез на замену и вообще стартовал – не могу понять. Какой-то вихрь обстоятельств и отношений произошел, но говорить сейчас об этом я просто не хочу, тем более, что этот разговор не простой, если слово «не простой» подходит.
Я начал охоту я на 10-12 метрах и потянулся к прибою, надеясь стрельнуть зачетного пентадилью. Вроде бы уже понял, что пора уходить, но рядом стрельнул большую лору новозеландец, и это удержало меня там еще на почти час. Затем переехал недалеко и попал на хороший прозрак, и даже взял 75 ружье. Стрельнул два пентачи чуть больше 500. Это значит, что к взвешиванию они будут незачеты. Третье место – отличная банка прямо против нашего отеля на берегу. Еще в начале подготовки мы постоянно видели в этом месте рыбацкие лодки, и не зря. Я приехал туда после 3 часов соревнований, и встал посреди 3 других лодок, Миша по прибору вывел на плотную кучу круглых белых камней размером от холодильника до джипа. На них прилично возило, и я первый нырок лег неудачно, почти по верху камней, влезть ниже не удалось, а вокруг стали летать Буры (сарги) размером под зачет. Пока я провожал своим пневматом их пролеты, выше края камня на секунду появился силуэт большой рыбы, успевший развернуться и исчезнуть раньше, чем я сообразил происходящее. Такие моменты (с большими исчезающими силуэтами) у меня уже были во время тренировок несколько раз, без шанса на выстрел. Наверно, силуэт принадлежал не Лоре, а Чите или Буре (если бура растет до 2 кг). Следующие нырки ничего нового не дали, кроме обидного промаха по наверняка зачетной буре почти в упор. Очень жаль, попадание спасло бы меня от позора.
С этого места я совершенно зря уехал в бухту в поисках простого выстрела в пентача, не понимая, что это место с рыбой – лучшее из всех мест раньше и потом этого дня. Дальше был нижний край крайней же от мыса банки, плато и камни с глубинной травкой, местами – песочек. Вода прозрачная, аж до 2,5 метров, но видимости не было из-за того, что свет на 17-18 метров не доходил. Здесь было много пентачей, но плохую роль сыграло то, что в лодке мы взвешивали мою первую рыбу в начале дня. Теперь я выбирал, выжидал и всплывал без выстрела, а надо было долбить всех больших, а уж там надеяться на весы. Не помню точно, стрелял я или нет в этот последний час, но количество рыбы здесь было наибольшим за день. Видел три кабрильи, из них полторы зачетных. Говорю полторы потому, что оценить размер трудно в мраке у дна. Ситуация была каждый раз одинаковая: я видел недалеко под собой рыбу, которая начинала уходить в сторону глубины, на этом все. Витя приметил, что у испанцев на резинках стоят многозубы, наверно – как раз для выстрела вдогонку по кабрилье. Еще не сделал выстрел по большой селедке, зря.
По выходу на берег нас обрадовали сообщением, что Цветов и Уткин – дисквалификация, наложенная Президентом КМАС. Без комментариев.
Взвешивание – это отдельная драма соревнований. Одно дело – когда смотришь спектакль зрителем, другое – когда сам выходишь на помост и взвешивают твою рыбу. Было желание – пусть натянется хоть один пентач, и это уже результат, а не ноль в протоколе. Хотя – если есть приказ свыше о дисквалификации, то строчки все равно не будет? Теперь не важно, пентачи оказались 490, 495, жаба (жергвила) – 494. Селедка вообще мало, меньше 450. От растерянности я даже не попросил перевесить пентача, который был в лодке 520. Разочарование взвешивания, но оно – только ответ на сделанные ошибки и на блок мозга, которые происходят в воде, т.е. под водой…
Повторюсь, — большинство участников разъезжалось с чемпионата слегка грустными, причина – совсем небольшое количество зачетной рыбы как таковое, и отсюда – скромные цифры в протоколе. У Лагутина, который занял 6 или 7 место – 7 зачетов. Моя цифра ноль, и это не грустно, а даже больно. К океану и организаторам предъявлять претензии глупо, реальность нашего спорта в принципе – малое количество рыбы, и – требуется максимальное количество работы и ума для поиска этой рыбы. Как раз я мог бы к концу разведывательного периода, или хотя бы на сами соревнования как-то понять и сделать правильный выбор тактики, прежде всего – глубины охоты. Проблема в том, что здесь охота более результативная в прибое, но не для всех и не для нас. Охотиться в прибое очень трудно. Испанцы выиграли не на прибойной теме.
Отсюда один вывод – думать и нырять одновременно невозможно, надо выбрать что-то одно, а верней, не так: думать я все равно никогда не мог, нырять не прекращу, а вот выступать на международных чемпионатах пора завязать однозначно. Жизнь полосатая, за этим провалом придет другая волна, надо забыть этот чемпионат, и прежде всего забыть негативы человеческих отношений. Негативы своих ошибок в технике и тактике охоты изменить трудно, научиться анализу и логике действий практически невозможно, если это не дано. А вот изменить отношения с системой кривых зеркал можно, исключив сами эти отношения. Для подводной охоты есть много хороших и отличных мест, есть люди, которые не лгут и есть друзья.

0

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

*