Свежие комментарии

Химия

Химия
Наконец-то мне попалась интересная тема, даже очень интересная.
Химия – не в смысле молекул и атомов, а в смысле подлога. Я использовал этот термин в отношении людей, которые предъявляют на соревнованиях по подводной охоте левую рыбу.
Варианты бывают разные. На наших областных пресноводных соревнованиях были такие случаи, когда судьям была предъявлена рыба, извлеченная из сетей. Скорей всего, ситуация простая: человек наплыл на сеть, не справился со своим духом и вытащил оттуда рыбу. Это по человечески понятно, тем более потому, что в нас всех есть пережитки коммунизма, который привил странную психологию, выраженную словами «ничье», «халява», «плохо лежит», и т.п. Но этот поступок – очень грубое нарушение правил, это «рыба, добытая иным способом». Практически – самое грубое нарушение правил. Особое дело – когда человек вытащил из сети не одну, а несколько рыб, например – пять штук, или девять. Это ведь результат, претендующий на первое место в соревнованиях. Мягко говоря, это уже — действие в крайней степени отсутствия самоконтроля. А говоря правовым языком – это уже отягчающие обстоятельства и особый цинизм. Надо быть морально готовым к тому, чтобы обработать эту сеть, наделать в рыбе отверстий, и без истерики выдержать процедуру взвешивания своего химического достояния.
Таких явных случаев на наших областных соревнованиях было три, и все принесли своим героям победу, однако – сомнение осталось жить, прежде всего – в самих чемпионах. Такую славу трудно нести на плечах, ловя взгляды окружающих товарищей и друзей. Эти случаи были местного масштаба, вроде бы – не особо криминальные в разрезе высшего спорта, хотя – как посмотреть. На соревнованиях в нашей области разыгрывается рейтинг сборной области, который прямо влияет на личную экономику. Члены сборной области ездят на соревнования за счет спорткомитета. Поправлюсь – ездили, а как дело будет обстоять дальше – не очень понятно.
В связи с этим же мне вспоминаются иные случаи. Некоторые участники соревнований выходили из воды и, не дожидаясь вопросов, демонстративно заявляли: моя рыба сетевая (или – с перемета), гордо проходя мимо очереди участников, ожидающих взвешивания. Назову фамилии: Сысоев, Левандовский, Шохов и другие. Один из них скатал сеть в огромный клубок, притащил ее на финиш, и публично выпустил на волю застрявшую там рыбу, в том числе одну стерлядь двух кило весом. Присутствовавший при этом рыбинспектор поощрительно кивал головой, снимая эпизод на видеокамеру, и украдкой смахнул набежавшую слезу. Фамилия этого спортсмена Сысоев. Конечно, этот героизм спорный, но позиция – достойная уважения, или хотя бы подчеркивающая честность, присутствующую в человечестве. Во всяком случае, Сысоев спокойно смотрит и в прошлое и в будущее, и в глаза людям. Этот частный случай ничего не показывает и не доказывает, а только подтверждает общий уровень и принцип личности конкретного человека. Молодец Александр, во всех отношениях и проявлениях, однозначно. Но к теме химии он отношения не имеет, наряду с многими другими достойными людьми.
Закладки.
Это уже совсем другой уровень химии. Наверняка, он коллективный, этот уровень химии — является делом рук нескольких людей. И это преступление – на сто процентов предумышленное. Спланированное и исполненное с конкретной целью, которая уже не оправдывается простой слабостью характера и завистью или тщеславием. Закладка – это подготовленная диверсия в отношении всех остальных участников соревнований и против самих устоев спорта. Она всегда имеет реальную воровскую направленность, конкретно – получение какого-то нечистого дохода.
Отвлекусь я от темы закладок, а размыслю о честности спорта и вообще о честности. Я к своим годам успел догадаться, что понятие честности спорное и упрямая принципиальная честность – такой же порок, как и ложь с воровством. Честность должна быть вынужденной и организованной системой четких правил и параграфов, плюс система контроля и гласность. Если какая-то организация, предприятие, объединение, учреждение и т.п. предполагает себе высокий уровень развития и свою позитивную эволюцию в перспективе, то честность неизбежна, как и все правовые и документальные механизмы обеспечения этой честности. Если же люди, организующие или исполняющие деятельность организации, не интересуются принципом прогресса и развития, а озабочены иным, побочным интересом, никакой честности не будет. Ни в итогах процесса в целом, ни в текущих словах и действиях организаторов и участников. В нашем случае – организаторов чемпионата России и Всероссийских соревнований по подводной охоте. Вот куда я замахнулся, против устоев пошел. Но я не хочу обвинять всех подряд. Кто- то реально ищет способ украсть деньги в карман, а кто-то просто исполняет свои небольшие обязанности и даже вполне хорошие роли, но в плохом спектакле.
Тема грязного спорта трудная для разговора по нескольким причинам. Первая в том, что в результате грязных действий получается левый протокол соревнований и левые показатели в таблицах подсчета рейтинга и т.п. От этого страдают честные спортсмены, которые были отодвинуты этими махинациями. Все остальные люди вроде бы не пострадали, да они и не претендуют на высоты, кому-то понятней короткий путь заготовщиков, чем смутная перспектива многолетней подготовки и честного труда, — неизвестно, с каким итогом.
Другая причина – это сам принцип права голоса. Эта тема выходит за рамки спорта, и, в принципе, есть часть развития нашего общества в данный момент, как я понимаю. Всегда есть ложь, которую понимают и которую принимают, или не принимают. Кто-то принимает, кто-то не принимает. Кому-то выгодно принимать, а кто-то по своей жизни готов принимать ложь без своей выгоды, в ущерб себе, — просто потому, что этим людям нравится, когда им лезут в карман или плюют на спину. В нашем менталитете есть такая черта – мы видим обман, но молчим. Привыкли к лжи и беззаконию с рождения, вот беда, молчим в тряпочку.
Такую я в самом себе примечаю эволюцию: разонравилось терпеть ложь и воровство, и хочется попробовать сказать об этом. Вдруг это будет на общую пользу? В смысле – на пользу спорта. Или же это пойдет на пользу химиков, прибавит уверенности и гласности их воровству. Почему я говорю – воровство? Потому, что все участники соревнований сдали деньги, долевой взнос, а приз достался нечестному человеку, хотя бы поэтому. Однако, важней другое: на соревнования приехали люди, которые питают амбиции, пытаются доказать свое мастерство, силу, отобраться в сборную команду, т.п. Они все потратились деньгами на поездку, потратились силами и временем на свою подготовку, а в итоге понесли и материальный и моральный ущерб. Вот я и говорю – воровство, в худшем смысле этого слова, т.к. эти действия уродуют принцип спорта, принципы человеческих отношений и уродуют даже устои самой цивилизации, однозначно.
Закладка, заготовка – нет официального притертого слова, которое означает рыбу, подложенную в зоне соревнований для того, чтобы ее один из участников мог взять и сдать в судейскую коллегию в качестве своей добычи. Нет термина потому, что доказать факт подлога очень трудно, и никто этого не старается доказать или хотя бы контролировать. Как правило, это преступление деется при молчаливом попустительстве организатора соревнований, либо при его растерянности и некомпетентности. Это я говорю в свой адрес, т.к. пару раз был в этой самой шкуре. Организовал соревнования, принял некачественную рыбу, утвердил результат по растерянности. Не хватило духу отстоять правила, а это ущерб престижу соревнований и самому организатору. Надеюсь, в другой раз я не испугаюсь.
Фисенко. Этот человек по праву первый. Удивительно, что это единственный человек, которому воздалось за химию. Как и почему это произошло – ниже по тексту.
Когда я только начал приезжать на черноморские соревнования, там царили два человека: Докучаев из С.Петербурга и Новороссиец Фисенко. Докучаев стрелял горбылей, а Фисенко — кефаль. Анатолий Фисенко был взрослым спортсменом, около семидесяти лет. Худощавое сложение, рост выше среднего, волосы седые, глаза пристальные. В истории России было два Мастера спорта международного класса, и он – один из них. Как это звание досталось Анатолию – отдельная история, а спортивное мастерство этого человека было известно в одном измерении, то есть в двух. В плоскости. Его подводная охота была лишена третьего измерения – вертикального. Анатолий никогда не нырял глубже 4 метров. Естественно, я сам не могу утверждать этот факт, а говорю со слов новороссийцев. Лично я никогда не видел ныряющего Фисенко. В процессе охоты он лежал на своем месте, спина и нижняя часть туловища жарилась на солнце. Металлическая трубка, загнутая вниз крючком, чтобы вода не мешала спокойному дыханию. Пенопластовый буй на прозрачной лесочке лежит на берегу, прибитый волнами. Одновременно с званием МСМК Анатолий справил себе крутые по тем временам ласты – длинные пластиковые «Кресси саб» голубого цвета. Ласты без дела лежали на камнях, надетые на неподвижные ноги. В отсутствие других желающих лежать и в присутствии хода кефали или пеленгаса Фисенко безоговорочно становился чемпионом. Если хода кефали не было, он довольствовался результатом ноль.
Возможно, в моем рассказе сквозит застарелая неприязнь к Анатолию. Наверно, так и есть, хотя в те старые времена в моем отношении к Фисенко, скорее присутствовала какая-то жалость и просто ирония. По правилам КМАС спортивная подводная охота квалифицируется как процесс добычи рыбы на задержке дыхания. Анатолий лежал на глубине 30 см, и свое дыхание задерживать ему смысла не было, разве что от волнения при виде приближения кефали. Так что его чемпионство было условным, хотя на традиционном банкете после награждения друзья-соперники в его честь кричали «гип-гип-ура». Такое время было, посткоммунистическое, уважающее старость, ордена и близость к руководству.
Кубок России, второй день — в Лиманчике. Акватория достойная, глубокая, имеющая хороший рельеф с рифовой рыбой. Но вот, – шторм, мутная вода. В таких условиях может быть участок если не прозрачной, то рабочей воды только на наветренной, прибойной стороне выдающегося мыса, благодаря тому, что ветровое течение надавливает свежую воду с моря. Я оказался в таком месте, попытался нырять за горбылем, но отказался от этого и стал делать лежки на пяти – десяти метрах. Стрельнул лобанчика и пару кефалей. Недалеко от меня таким же образом охотился один из местных ассов – Александр Балобанов. Но дело не в том, что делали мы с Балобановым, а в том, что делал Фисенко.
В нашей ярославской команде оказался любознательный участник – Николай Залесский. Лавры Фисенко вдохновили Николая следовать за ним с целью воспользоваться близостью и добыть на свою славу чудесных кефалей. Однако, все сложилось странно. После старта Фисенко неторопливо побрел вдоль по берегу вслед за другими участниками по направлению к мысу, но цели он не достиг, остановившись посреди вогнутого прибойного берега. Тут он с трудом пробрался сквозь прибойную волну и начал плавать в волнах вблизи прибоя, не сделав ни одного нырка. Собственно говоря, Фисенко никогда не нырял, как я уже говорил, а лечь на береговые камни в трехбальный шторм никак. Коля пытался нырять неподалеку и все ожидал какого-то чуда в исполнении чемпиона. Прозрачность воды в этом месте оказалась нулевой, Николай никак не мог понять смысл непонятного поведения Фисенко, болтавшегося у прибоя. Вот я все стеснялся передать еще одно замечание Залесского – о пластиковой бутылке, которая болталась на веревке в волнах. Слишком уж жирный намек на закладку в исполнении новороссийского чемпиона. Однако, такая бутылка была, по словам Николая. Дело закончилось тем, что Анатолий выбрался на галечный берег, потеряв при этом маску. На берегу находился какой-то человек, имевший отношение к судейской коллегии, и Фисенко попросил его срочно привести врача, т.к. он повредил себе ногу. Поняв, что мастер-класс окончен, Николай поплыл по морю к мысу, стараясь уже своим умом добыть рыбу.
Прибыв на финиш, мы увидели выложенную, как обычно, рыбу, сданную уже финишировавшими участниками. Один горбыль кого-то из питерцев, еще пара-тройка кефалей других участников, к которым прибавились кефали Балобанова и моя рыба. И еще там лежали пять больших пеленгасов с биркой, на которой была фамилия Фисенко. Никто в воде не увидел пеленгасов в этот день, но Фисенко принес пять. Не смотря на потерю маски и поврежденную ногу, герой. Один из местных охотников подошел ко мне: « — посмотри, какие пеленгасы кровавые!». Пеленгасы были кровавые, а я был озабочен своей охотой, рассказа Залесского еще не слышал, да и вообще, — выражать сомнения или протест по поводу качества рыбы не было принято. Фисенко стал победителем в очередной раз. На банкете опять были разговоры о странной рыбе, ветеран из Латвии Юра Поляков сказал, что у рыбаков (т.е. охотников) на пиковом месте – на мыске у спасалки в Широкой балке утром покупали пеленгасов по двести рублей, это — втрое дороже их тогдашней цены. Кстати, этот мысок носит негласное имя «мыс Фисенко», т.к. он на этом месте стал чемпионом страны несколько раз, да и международником сделался на этих двух квадратных метрах отполированного животом камня…
На следующих соревнованиях ситуация повторилась. Заявку на победу Анатолий обозначил еще во время традиционной конференции (общего собрания охотников – участников Всероссийских соревнований). Тогдашний Председатель Комиссии подводной охоты Егор Рагозин анонсировал приз будущему чемпиону России – гидрокостюм. Фисенко спросил, где получать этот костюм, Рагозин отвечал «вышлем», Фисенко выразил недовольство такой длинной процедурой. Зона второго дня чемпионата – «Толстый мыс», единственный спуск к воде лежит по узенькой тропинке по обрыву, путь на финиш – в обратном порядке. Фисенко поднялся и выложил пять больших лобанов. Я их не видел, вокруг весов — толпа участников, а я расстроен своим плохим выступлением. Опять мне говорит местный спортсмен: « — лобаны пухлые, смотри!», потом то же самое мне в ухо говорит питерский ветеран Игорь Баврин. Ребята возмущены подлогом Фисенко, но подать свой голос стесняются, а у меня репутация спорщика и правдоруба. Но мне пофигу эти пухлые лобаны, так я и отвечаю Баврину. И вдруг, я своими ушами слышу какой-то громкий голос с южным выговором: « — А что это тут за тухлые лобаны лежат?». Вот это номер! Все обмерли буквально, а голос был нового человека в спорте, — Михаила Кузнецова. Он был лидером чемпионата по первому дню, и, как видно, не собирался доводить дело до подсчета очков и математического решения каверзного вопроса – хватит ли Фисенко этих лобанов на первое место в чемпионате? Прикольно. Сразу стало ясно, что Михаил пришел всерьез и надолго, а еще интересней было узнать, чем же это дело кончится? Драматургия! Интересно смотреть спектакль, причем прямо со сцены. По сути, это был один из самых острых моментов в нашем спорте, и он мог бы повлиять на него, на спорт, поправить его …
Отвлекусь на минуту. Когда наша ярославская команда появилась на Черном море, спортом рулил Владимир Евгеньевич Чукардин из Новороссийска. Но руль он держал не очень крепко, в итоге руль взял Юрий Кузьмич Моисеев из Питера. Организовывал черноморские соревнования Чукардин, но под контролем и при участии Моисеева. Так что на Черноморских чемпионатах было хрупкое двоевластие, или, наоборот, крепкое двоевластие, — смотря какой случай. Вот случай с пухлыми лобанами Фисенко случился хрупким для него.
Чукардин был организатором соревнований и участником одновременно, он давал установки и инструкции своим судьям, которые всегда были без инициативны и статичны. А Юрий Кузьмич (не помню, какая его была судейская должность, возможно – судья-информатор) стал призывать в мегафон: « — председатель жюри по приему рыбы, подойдите для экспертизы!». Опять: « — Председатель жюри, Фисенко, подойдите!». Такие вот дела — Фисенко надо было свою собственную рыбу дисквалифицировать, или не дисквалифицировать, печаль … Фисенко не пришел, он что-то забегал туда-сюда около своей «Волги», на которой они с Чукардиным вместе приехали на старт. Это было метрах в тридцати от всей группы участников. Потом Фисенко с Чукардиным, отвернувшись, пошептались и продолжили собирать свои вещи. Как-то странно все это выглядело. Я рассказываю как бы с намеком на участие самого Чукардина в этой химической истории, но так это и выглядело. Опять же, зону определяли жеребъевкой, и Фисенко нужно было технически доставить лобанов на зону. Наверно, одного мальчика с рюкзачком тут не хватило бы.
Моисеев безапеляционно объявил в свой мегафон: « — Взвешивание закончено, решение будет принято судейской коллегией и объявлено на награждении!». Решение вышло следующее: нуждающийся в костюме Фисенко дисквалифицирован на год, результат исключен из протокола. Уж как там они это судили-рядили, не известно, однако справедливость таки восторжествовала. Через некоторое время (почти через год) — опять конференция, Юрий Кузьмич вызывает многократного чемпиона России, МСМК Анатолия Фисенко в президиум. Я говорю: «- как же так, нельзя, он же в дисквалификации?». Меня зашикали. Баланс власти восстановился, шутки закончились. Этот случай – единственный в истории, когда химия реально была наказана.
Я вообще-то хотел коротко рассказать несколько случаев химии, но получается долго как-то. Случаи интересные, непростые… Пойду пока отдохну, да костюмчик к охоте подмажу клейком. Потом допишу.

0